Honyaku


Интервью с Сакураем Ацуши.

- Расскажите про вашу церемонию по поступлению в среднюю школу.

Ацуши: Всё больше людей собирались к тому месту, где я сидел – знакомые мне по младшей школе, соседи, а так же люди, лица которых мне были совсем незнакомы. Веяла эта особая атмосфера, предвещающая новый учебный год, и я чувствовал себя очень неуверенно, держась в сторонке от всех восторженно шумящих детей, даже своих друзей.

- Нравились ли вам уроки по английскому? Их число ведь увеличивается в средней школе.

Ацуши: Они были утомительны. Я изучал так много разный вещей, и по начало это было неплохо, но потом приелось. Наверное, мне они просто не нравились.

- Каковой была ваша школьная жизнь?

Ацуши: В первые годы средней школы я был просто ничем не примечательным учеником. Я не был очень общительным и постоянно бывал лишь с одними и теми людьми. Когда я был в третьем классе, пришла мода пятидесятых, и как-то мы с друзьями стали ей подражать, сами того не замечая. Мы укорачивали школьные униформы и уплотняли штаны. Это была мода, в конце концов. Мы отвечали учителям и курили, и к концу средней школы нас считали «плохой компанией».

- Вы ехали в Токио во время каникул?

Ацуши: Во втором или в третьем классе. Мы пошли с мамой одного моего друга, которую мы упросили взять нас с собой, когда она ехала по делам. Мы пошли в магазин, который назывался «Cream Soda»(сейчас название сменили на «Розовый Дракон»), и я там себе купил кошелёк с черепочками и что-то мятное. Потом мы пошли на концерт группы «Kools». Было очень много покупок на один день.

- Был ли у вас идол?

Ацуши: Ну… В частность… Мне нравился твист. Я увлекался Харадой Синдзи, или там Мидзуёши Ядзавой во времена младшей школы, как-то так. Но, в общем, для меня все, кто меня окружал, были кумирами.

- Читали ли вы какие-то журналы?

Ацуши: Да я не очень жаловал тогда чтение. Может маленькие одноразовые издания, ничего больше. О, были журналы « Shonen Jump» и «Чемпион» .

- Были ли у вас какие-то (вредные) привычки?

Ацуши: Я бы не назвал это привычкой. Я был очень шумным в окружении сенпаев. Называйте это иерархией, но эти отношения были весьма строги, и сенпаи требовали послушания даже вне стен школы, так что мне всегда надо было следить за тем, что я говорю. Поэтому даже с Ани я был (только по началу)очень осторожен. Ну, не то, чтобы это до сих пор не изменилось, хаха.

- Каков был ваш обычный день в старшей школе?

Ацуши: В первые годы у меня был товарищ, который жил по близости со школой. Мы встречались утром у его дома и проводили так некоторое время, после чего шли на уроки. Там я больше клевал носом, чем учился, что очень злило учителей. После школы мы шли к дому того самого товарища, после чего, на байке, ехали к городскому стоку. Там мы встречали других байкеров и гнали по городу. Я возвращался домой ночью(не так уж и поздно) и, не делая уроки, ложился спать.

- Как вас называли окружающие?

Ацуши: Обычно «Аччан». Сенпаи - «Ацуши!», и мне нравилось, когда меня так звали. Кохаи* меня называли либо «Ацуши-сан», либо «Сакурай-сан». Сейчас просто, «Ацуши».

- Когда ты подумал, что хочешь быть в группе? И когда вы, ребята, захотели быть профессионалами?

Ацуши: К концу средней школы. Это совпало с временем, когда я начал играть на музыкальном инструменте. Мы хотели стать профессионалами, чтобы выступать в Токио. Я тогда был барабанщиком, посему я не чувствовал, что весь мой потенциал раскрыт, вот я и сказал ребятам, что хочу попробовать себя в роли вокалиста. Наверное, тогда я лично и захотел идти в профессионалы.

- После выпуска, Имай-сан и остальные члены группы уехали в Токио, так? Почему вы единственным остались работать в Гунме?

Ацуши: У меня были на то причины. Мои родители хотели, чтобы я отказался от музыки, а мой отец был поистине страшным человеком, я его боялся. И вот так получилось, что друзья уехали без меня, город, в котором я жил, был ужасно скучен, я ненавидел свою работу… А потом отец умер. И моя мама сказала, что мне надо делать то, чего я хочу, что мне нравится. Не сказать, что я прямо воскликнул «Ура!», скорее подумал, «ну, хорошо, что дожил до этой минуты». На самом деле глубоко внутри я ничего не чувствовал и ничего не хотел делать.

- Когда вы впервые нанесли макияж? Что вы подумали, когда увидели своё лицо?

Ацуши: Это было в первом классе старшей школы. Мы дурачились у Имая дома. Мне не очень шло, это было очень странное чувство. Скорее неопрятное.

- Вы ходили во внешкольные кружки?

Ацуши: Я никогда не был физически сильным и никогда не любил двигаться. Я пошёл на теннис во времена средней школы, и со младшей играл с друзьями в баскетбол. Но, если честно, ни одно, ни другое мне не нравилось.

- Но было весело?

Ацуши: В первое время мне было просто любопытно, к тому же, там было много девочек. Один-два года ходил регулярно, но потом забросил и начал прогуливать, чем, опять-таки, злил учителей.

- Расскажите про свою первую любовь.

Ацуши: Не могу сказать ничего конкретного. В третьем или четвёртом классе начальной школы у на была такая хорошая учительница… Но я был всего лишь забитым ребёнком.

- И напоследок, скажите что-то читателям.

Ацуши: Это так замечательно, когда есть достаточно терпения, чтобы самому найти то, чем хочешь заниматься, не так ли?



*Сенпаи и кохаи - иерархия японских школ. Сенпаи - старшеклассники, кохаи - те, кто младше.

@темы: Сакурай, Sakurai Atsushi, Buck-Tick, интервью