Honyaku


Книга Love me: рассказ Имая Хисаши

1. Подвержены ли старшие дети напряжению?
Несмотря на то, что я всегда боролся с различными комплексами, я, по сути, всё еще не вырос, и, кажется, осознал я это совсем недавно. Не думаю, что смог бы точно описать эти комплексы сейчас, да и нет желания делиться ими с другими людьми, но я всегда чувствовал их присутствие по мере того, как взрослел. Ну, ребенком я это бы точно не назвал комплексами, во всяком случае.
Если подумать, то я никогда не любил гнуть спину и обычно был весьма вялым, бездеятельным человеком. Поэтому группа сама по себе мне очень помогла. Потому что не надо было заставлять себя заниматься ею; это было то, чем мне нравилось заниматься. Тут я впервые нашёл себя.

Мой дом - табачный магазин, который находится прямо напротив станции Фудзиока. Теперь на адрес "табачного магазина со станции Фудзиока" приходит много писем от фанатов, и это причиняет некоторые неудобства. Что касается самого магазина, там также продавалась всякая всячина, журналы там, мороженное, так что друзья мне завидовали с ранних лет. Потому что у меня была манга и сигареты, типа за это.
Кажется, мой дом стал местом для встреч, когда я был еще в средней школе. Ребята собирались после занятий и ждали там электричку. Так как поезда ехали примерно раз в час, то даже утром, перед школой, там толпился народ. И Юта, так как добирался ежедневно в школу на поезде вместе с моим приятелем постарше, частенько к нам заходил в сопровождении последнего.
Комната была в четыре с половиной татами(примерно три на три метра) и вмещала в себя довольно объемную кровать, стереосистему и книжный шкаф, но при надобности там могли находиться двенадцать-тринадцать людей одновременно. Обычно приходили только мои друзья, ну, иногда они с собой таскали незнакомых мне людей. Однако было весело. Потому что я любил большие числа. К тому же я всегда ненавидел оставаться один, после того, как все расходились по домам. В основном потому, что после них всегда оставался бардак, который я не стремился убирать, плюс из-за внезапного чувства одиночества.

Кроме меня в семье еще брат и сестра, брат младше на четыре года, сестра - на восемь лет. Кроме того, есть двоюродный брат, с которым мы вместе росли со времен начальной школы.
Если говорить о том, каким ребенком я был, можно сказать, что послушным и робким. Родственники говорили, что с детского сада до приблизительно второго класса я был даже слишком покорным. Ну, в третьем классе я завел много друзей и начал играть в бейсбол, так что перестал замыкаться в себе и стал более жизнерадостным. Но всё же я не мог перестать робеть в присутствии взрослых.
Однажды я прочитал в каком-то журнале, что старшие дети в семье обычно легко поддаются давлению, но я не знаю, мой ли это случай. Однако я был слегка шокирован, прочитав это.
Ребенком я не особо играл с детьми старше. Я был одинок в окрестности большую часть времени. Двоюродные братья[тут может идти речь о двоюродном брате и о родных брате и сестре, но я не уверена] были младше меня, так что когда они приходили поиграть, то обычно кончалось тем, что они просто ходили за мной повсюду. Я чувствовал ответственность за них, так как был старше, но всё так же робел.
Домом своим я гордился. Если ссорился с братом и сестрой, то всегда спор выигрывал, но я всё же не помню, чтобы мы когда-то выносили сор из избы.

2. Вся бумага в каракулях карандашом
Я ходил в детский сад три года и с тех пор люблю рисовать. Если у меня были карандаш и бумага, то я рисовал в основном каракули.
Когда я был в младших классах, одна соседка давала уроки рисования, я на них ходил раз в неделю вместе с друзьями на протяжении где-то года. Уроки проходили так: учитель говорила что-то типа "ребята, давайте нарисуем яблоко!", доставала это яблоко и клала его где-нибудь на видном месте. Мне не очень нравилось такое. Я больше любил рисовать жуков или виды с океана, и над таким я очень старался.
Можно сказать, что я ходил туда, потому что таким образом проводил время с друзьями, а не из-за рисования как такового. Когда друзья перестали посещать эти уроки, я тоже туда больше не ходил.
Но мне все же нравилось рисование, поэтому я частенько занимался им и в одиночестве. Я начал рисовать и акварелью. Любил изображать кузнечиков и стрекоз. Глаза стрекоз всегда казались безумно интересными. Когда мы говорим о детских рисунках, мы обычно представляем себе, что композиция рисунка запечатлена с лицевой стороны, ну или, скажем, сбоку, так? Мне нравилось их рисовать по диагонали или с большого расстояния, казалось, что это круто. Так как я хотел нарисовать именно так, то я проводил много времени в размышлениях над тем, как же изловчиться и сделать всё таким образом. Никакой техникой я не владел, поэтому приходилось самому придумывать, пока рисовал.

Тогда же мне начали очень нравиться насекомые. Там, где я обычно катался на велосипеде, было много жуков-носорогов. Вообще-то, я даже взял домой нескольких. Жуки и чернопятнистые лягушки... Немного странно держать лягушек как домашних животных, не так ли. Однако к тому времени заводить этих земноводных было достаточно популярно среди моих друзей. Так как мы были детьми, для того, чтобы нас что-то заинтересовало, не требовалось многого. Но, в любом случае, домашним мои лягушки не нравились.
Потом были водяные жуки[которые огромные, Lethocerus deyrollei] и водяные скорпионы. Собаки, кошки, кролики, золотые рыбки... Наверное, пёс протянул дольше всего - получил его, когда был в пятом классе начальной школы - и с тех пор он с нами жил до недавнего времени. В доме всегда были кошки. Что до кролика, то я нашёл старый телевизор, вытащил из него все внутренности и отделал то место, где была электронно-лучевая трубка, сеткой, там он и жил. А еще перепел был.
Поначалу я, правда, хотел их всех у себя оставить разом, но со временем это стало изматывающим. А просить домашних о них заботиться я не мог.

Что до школы, учебой я не занимался. Больше всего любил рисование и рукоделие. Как это часто бывает, несмотря на то, что учиться-то я не учился, как-то умудрялся получать хорошие оценки по японскому. Обычно, когда в начале года я получал новый красивый учебник, то мне нравилось быстро просматривать страницы. Больше всего я ожидал учебника по японскому и, когда получал его, то сразу начинал искать стихи. Даже если я не совсем понимал смысл, мне нравилось читать стихи.
Так как я с самого начала интересовался рисованием, то естественным образом я начал интересоваться и мангой. Я рисовал персонажей из, скажем "Dokaben", "Wild 7", "Susume!! Pirates" когда нечем было заняться на уроке или выдавалась свободная минутка. Я читал очень много манги. Был еще у меня приятель, который рисовал мангу в четыре кадра, так что в конце концов я оказался в клубе любителей манги. Было время, когда я сам хотел стать мангакой. Но манга это не только рисовка, ей также нужен и сюжет, а с этим у меня ладилось не очень.
Я мечтал стать мангакой, однако быть художником никогда не стремился. Потому что образ людей, которые по-настоящему влюблены в рисование, всегда был связан с бедностью, и я это понимал. Кроме того, мысль о том, что кто-то другой будет решать, насколько ценны мои рисунки, была невыносимой.

Первый спорт, которым я начал заниматься, был бейсбол. В детстве я хорошо бегал, а в спортивных состязаниях частенько занимал первые места. Не то, чтобы я обладал очень развитой реакцией, но мне говорили, что я был весьма проворным ребенком. Меня сложно было поймать, когда мы играли в салки, или попасть мячом во время игры в вышибалы. Я мог быстро убегать и уворачиваться.
Итак, я начал играть в футбол в третьем классе. Я попал в команду и играл в ней приблизительно до второго класса средней школы. Я стоял на второй позиции и, несмотря на то, что сама по себе команда была слабой, было весело. Всегда просыпался очень рано в дни, когда у нас были тренировки или предстояла игра. Ну, выиграли мы лишь один матч, так как, я уже говорил, команда была слабой. Наша последняя игра была самой неудачной. Время было на исходе, так что мы решили закончить матч игрой в камень-ножницы-бумага, и пять членов моей команды проиграли один за другим. Почувствовал такое разочарование.
В средней школе начал играть в баскетбол, в старшей - в регби. Я не хотел вступать в оба кружка, но семпаи звали, так что пришлось. В какой-то момент, когда еще был в средней школе, баскетбол стал казаться скучным, так что я пошёл играть в теннис, но, как потом оказалось, теннис был еще более неинтересным, поэтому пришлось возвращаться назад. Я всегда подумывал всё прогулять.
Ну а в регби мне сначала сказали, чтобы просто пришёл и посмотрел, что к чему, но потом вышло так, что пришлось вступить и туда. Ибо мы не прогуливали, старшие ученики ждали нас возле классных комнат по окончанию уроков, а потом заставляли нас вступать в их клубы. Семпаи могли тебя ударить, если ты вдруг решил прогулять, а так же тебя могли ударить ненароком на тренировке, так что было больно в любом случае. Мне это так не нравилось.
Спорт надоел и не казался больше интересным, я ненавидел учёбу. Кажется, что в моей жизни не было абсолютно ничего до того момента, когда я встретился с музыкой.

3. Житейский мечтатель
"Любить людей" я начал весьма запоздало. Что касается первой любви, моей была одноклассница, и было это во время пятого года младшей школы. Но, когда мы поступили в среднюю, то до меня вдруг дошло, что мы как-то повзрослели, и общение с той девочкой у меня постепенно прервалось. Да и к тому же не так уж и ладилось у меня с девочками вообще...
Ту, в которую я втрескался по уши, я встретил в профессиональном училище. Так получилось, что и я, и она посещали училище редко. Но, несмотря на это, интерес к ней у меня был, к тому же она даже приходила ко мне домой. Однако всё было тихо-мирно только тогда, когда рядом был еще кто-то. Как только мы оставались наедине, то оба как-то замыкались.
А через полгода она вдруг уехала. Случилось это как-то неожиданно, так что я выпросил у её подруги её номер телефона в деревне, в которой та девушка жила, но из-за своей нерешительности долгое время так и не смог позвонить. Однажды после встречи, на которой мы решили изменить состав группы, мы с Хиде вернулись вместе к нему домой и я чувствовал себя слегка взбудораженным, так что внезапно решился на тот телефонный звонок. После этого мы с ней встречались раз или два, но всё же это я был в Токио, а её деревня была так далеко... Теперь эта девушка замужем.
Но я, правда, был влюблён, и это чувство очень завлекало. Например, я мог мечтать о ней днями напролет, или сразу после того, как просыпался, думал только о ней целый час... Я был весьма шокирован, когда узнал, что она вышла замуж.

4. Просыпаться под такую группу, как RC Succession
Первые записи, которые я покупал, были авторства Савады Кендзи. Когда я видел его по телевизору, казалось, что этот мужчина обладает такой мощной энергией. У него был отличный имидж, не правда ли. Особенно во время "Nikumi Kirenai Rokudenashi", когда он ходил с серьгой в форме лезвия и с шляпой набок. Или "Casablanca Dandy", когда выступал с бутылкой виски, заправленной за пояс. У него еще и макияж крутой был.
На одно время я перестал покупать записи, но после того, как появились Yellow Monkey Orchestra, мой интерес в музыке укрепился, и я стал их покупать почаще. Я познакомился с творчеством YMO, и их "Технополис" очень меня впечатлил, так что я купил их альбом, "Solid State Survivor". Это было во время третьего класса средней школы. Я стал покупать все, что они выпускали, после того, как прослушал тот альбом.
Я также слушал техно-поп из того же разряда, что и YMO, типа Ippudo, Hikashu, P-model, Plastics...
Тогда мне не очень нравились группы, которые использовали вокал. Я предпочитал слушать инструментальную музыку, и, скорее всего, именно поэтому мне так полюбился "Технополис". Человеческий голос слишком отличался от машин, его нестабильность и колебания делали его слишком соматическим, и мне это не нравилось.
Я не всегда покупал альбомы, мог взять один в месяц, а мог и не брать. Конечно, в ту пору я был всего лишь слушателем, еще не думал о создании своей собственной группы. Когда я поступил в старшую школу, по соседству открылся магазин (аудио и видео)проката. Я много чего брал в прокат оттуда, пожалуй, не реже раза в месяц. Я выбирал очередной альбом, судя по обложке: если она мне понравилась, я его брал. Так я искал стоящие вещи.
Из того, что я брал в прокате, наиболее сильное впечатление на меня произвели немецкие D.A.F., а еще Sex Pistols, The Stalin, Penguin Cafe Orchestra... А еще там были The Rolling Stones, которые мне не понравились. Не то, чтобы мне не нравились их звучание или вокал, но сами песни казались скучными.
Что до The Beatles, я купил альбомы "Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band" и "Revolver", но не сказать, что саму группу до этого слушал, разве что случайно иногда слышал какое-то песни. Когда я еще был в начальной школе где-то в пятом классе, у меня был друг, который ими сильно увлекался, так что, когда я ходил к нему домой, они всегда звучали на фоне, но тогда они меня не интересовали.
Так получилось, что моя семья не очень увлекалась музыкой, так что её члены вряд ли могли различить западную музыку от традиционной японской. Одно время я думал, что японская всё же лучше. Однако даже так, слушая The Stalin, я не очень понимал, что хотят донести до меня слова песен, то есть я понимал, но не совсем. Я и не пытался тогда, если честно. Я также не считал тогда рок чем-то вызывающим. Конечно, я думал о себе, как о ком-то вызывающем, но связи между этим и музыкой не видел.

До средней школы я не думал о возможности выступать или выходить на сцену. Я был обычным слушателем, музыку считал только хобби. Учебой тоже не был особо заинтересован, поэтому думал, что найду потом работу в какой-нибудь компании и стану обычным служащим. Также не было ничего такого, чем бы я сам хотел заняться.
Но после того, как я познакомился с творчеством группы RC Succession, я начал думать по-другому. В конце концов, они для меня стали лучше с того момента, как я начал их слушать. Я читал их интервью в журналах и, помню, в одном из них было что-то типа "мы все вначале были лишь любителями, а начали заниматься музыкой потому, что она нам нравится".
После прочтения меня посетила мысль, что сам я ничуть не хуже и могу сделать так же. Потом я начал размышлять, что же делать дальше. Вскоре я был не в состоянии думать о чем-либо другом.
RC Succession для меня начались с того, что я одолжил их запись у одного друга. Это был альбом "EPLP". Тогда я узнал, что значит "группа". Киёсиро-сан писал обычные песни о любви, но все же в своих песнях он использовал слова, которые другие бы не стали писать. Его песни были очень прямолинейны, потому что, думаю, когда слышишь в песне то, что говоришь каждый день, это, несомненно, впечатляет.

Тогда же я и начал воспринимать вокал и гитару как две разные вещи. Проще говоря, YMO для меня были мелодией, тогда как RC Succession - концептом группы.
Помню, один из членов The Clash сказал: "Достаточно играть на инструменте три месяца, чтобы быть в состоянии делать панк". Я подумал, что тоже так смогу. Однако на сцене мы стояли уже через месяц после того, как приобрели инструменты.

5. Не в состоянии выбрать между правым и левым
Моя первая гитара была марки Fresher, я приобрел её в третьем классе старшей школы по почте, стоила она 29800 иен.
Перед заказом я весьма ощутимо колебался. Я не мог решиться, брать ли праворукую или леворукую. Вообще, я всегда считал себя правшой. Мяч я кидал правой рукой, палочки держал ей же. С другой стороны, мне было удобнее перемешивать карты левой. Мой дед и отец были левшами, поэтому была возможность того, что и я являлся левшой, но я никогда над этим не заморачивался.
Но однажды, когда один друг предложил мне поиграть на своей фолк-гитаре, я, не задумываясь, взгромоздил её на себя с левой стороны. Тогда друг сказал что, раз я правша, то надо бы её перевернуть, что я и сделал, из-за чего почувствовал, что с равновесием у меня что-то не то. Исходя из этого, я и решился на леворукую.
Во всяком случае я волновался, смогу ли я играть на ней вообще. Если бы я купил праворукую, но не смог бы на ней играть, это было бы плохо, но, купи я леворукую, на которой тоже был бы не в состоянии играть, хорошо тоже не было бы.
Однако, подумав, я понял, что всё же гитара - инструмент, на котором играешь обеими руками. Когда дело доходит до бросания мяча или до палочек, то, конечно, я использовал только правую руку, но, когда играешь на гитаре, струны и лады ты перебираешь одновременно, так что мне не стоило волноваться на этот счет. Самым важным было то, что с леворукой гитарой я не терял равновесия. Сейчас, смотря на результаты, я понимаю, что сделал правильный выбор, но тогда меня это очень волновало.
Я помню, что тогда не много гитаристов-левшей были популярны. Разве что Джими Хендрикс да Кай Йосихиро, хоть я от Джими Хендрикса слышал только имя. В то время как гитаристы мне нравились Чабо-сан из RC и Хотей Томоясу. Я начал слушать Boowy еще с тех времен, когда они выпустили "Moral", но по-настоящему восхитился игрой на гитаре лишь при прослушивании "Instant Love". Помню, во время всё того же моего третьего класса старшей школы Boowy выступали в Такасаки, и я пошел на тот концерт. Я стоял со стороны бассиста Мацуй и смотрел, как он (наверное, Хотей все же) исполнял дайнпикинг. Тогда я подумал о том, как же он хорош, и что нужно обязательно стать профессионалом, чтобы играть так же.

Вот уже месяц прошел после того, как я купил гитару и мы с Аччаном окончили школу, а Buck-Tick всё ещё выступали на сцене под своим бывшим именем Hinan Go-Go. Я практиковался каждый день. Сразу шёл спать после того, как заканчивал репетицию, перед сном думал, что нужно обязательно стать лучше, а просыпаясь, первым делом брался за гитару. Я был очень счастлив, что создал группу.
Так как мы выпустились в том же году, я вместе с бывшим вокалистом переехал в Токио. Группа никогда не была чем-то для нас обязывающим, было просто весело. Поэтому каждую пятницу мы поездом добирались до Гуммы для репетиций, и это никогда не доставляло неудобств. Даже не надоедало.

6. Начало нравится использовать макияж и стоять перед толпой
Моим предлогом переехать в Токио было училище. Я поступил в Токийский Колледж Дизайна, но не сказать, что это было для меня чем-то важным; я думал, будет достаточно, если я посещу училище несколько раз и, может быть, его окончу, только и всего. Однако приблизилось время моего выпускного, и я должен бы был сказать родителям и друзьям, что на самом деле я поехал в Токио для того, чтобы стать музыкантом, но, конечно, мне было бы слишком стыдно признаться. Поэтому, когда меня спрашивали, кем я хочу стать, я отвечал невнятной фразочкой "еще не знаю", все же лелея надежду стать профессиональным музыкантом.
Училище существенно отличалось от того, что я себе представлял; там было совсем неинтересно. Однако мои друзья тоже были чем-то заняты, сидеть взаперти было скучно, поэтому я туда ходил. Все же, когда был шанс с кем-то встретиться, я его не упускал, так что посещаемость моя хромала.

Когда я только переехал, я жил с предыдущим вокалистом и еще одним парнем, но нас выгнали из первой квартиры через месяц, всё из-за того, что мы были слишком шумными. Я каждый день практиковался игре. Со временем я начал волноваться о том, что родители прознают, что я прогуливаю учебу, и, так как у нас были те репетиции с группой, я не мог найти подработку, поэтому деньги стали проблемой. Тогда я получал от родителей где-то десять тысяч иен в месяц. В финансовом плане было туго.

Первым, кто написал песню для группы, был Хиде, тогда как я считал это занятие непривлекательным. Но потом все же я осознал, что невозможно стать профессионалом, если не писать собственные песни, поэтому и начал свою деятельность как композитор. Вскоре я уже писал по песне в две недели.
Сначала меня больше волновали аккорды нежели мелодии, но со временем роли поменялись. По мере того как я хотел сделать больше, я чувствовал, что моё тело учится. Вскоре я пришел к выводу, что не так уж это и сложно, и у меня стало лучше получаться. Потом я решил, что мне бы больше хотелось написать много хороших песен, чем стать первоклассным гитаристом.

В группе мы решили что, кроме того, чтобы дарить публике мелодичные песни, мы должны её как-то развлекать, поэтому стали ходить с хаерами и в макияже. Лично мне макияж нравился.
Впервые я им воспользовался во втором классе средней школы, в выходной день. Одна подруга одолжила свою косметичку; сначала я подвёл брови, потом глаза карандашом. Гуляя по Такасаки или Маебаси, я встречал людей, которых раньше никогда не видел - в макияже я чувствовал себя крутым, а они на меня пялились. Я привык к таким взглядам, и осознание того, что на меня никто не смотрит, когда я гуляю с черными волосами и без косметики, удручало.
Когда красишь волосы и используешь косметику, ты выделяешься.
Наверное, причиной того, что я испытываю такое, является музыка. Чем раньше вы начинаете ей увлекаться, тем лучше. Я начал интересоваться музыкой, создал группу и впервые нашел себя - вот то, что я чувствую.

@темы: Love me, Imai Hisashi, Имай, интервью, много текста